0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Исковая давность по неустойке

ВС РФ напомнил о нюансах исчисления срока исковой давности по требованию о взыскании неустойки

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации напомнила об одном из случаев, когда правило ст. 207 Гражданского кодекса, устанавливающее, что с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям, не действует: оно не применяется, если основное обязательство было исполнено с просрочкой, но в пределах срока исковой давности (Определение ВС РФ от 4 марта 2019 г. № 305-ЭС18-21546).

Обстоятельства рассмотренного ВС РФ дела заключались в следующем.

Между сторонами был заключен договор поставки оборудования, по условиям которого в случае нарушения установленных сроков поставки (31 мая 2013 года и 30 апреля 2014 года), поставщик за каждый день просрочки уплачивает покупателю неустойку в размере 0,25% от цены не поставленного в срок оборудования. При этом общий размер неустойки за все время просрочки не должен превышать 30% от цены оборудования.

Поставщик произвел поставку с нарушением установленных сроков, в связи с чем 27 апреля 2017 года в его адрес покупателем была направлена претензия о ненадлежащем исполнении договора и начислении неустойки. Поскольку претензия осталась без ответа, покупатель 29 июня 2017 года обратился в арбитражный суд с иском к поставщику о взыскании договорной неустойки.

Суды трех инстанций, приняв во внимание сроки поставки и дату обращения покупателя с иском в суд, пришли к выводу, что срок исковой давности истцом пропущен. При этом они руководствовались положениями ст. 207 ГК РФ, согласно которым, в связи с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительному требованию о взыскании неустойки.

ВС РФ счел этот вывод ошибочным и обратил внимание судов на следующее.

Определение срока исковой давности по требованию о взыскании неустойки за ненадлежащее исполнение обязательства по поставке товара осуществляется по общим правилам, установленным ГК РФ. В частности, по обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

В рассматриваемом случае, согласно условиям договора, поставщик должен был уплачивать покупателю неустойку за каждый день просрочки. То есть, каждый день за период с момента нарушения обязательства до момента его исполнения на стороне поставщика возникало обязательство по уплате неустойки.

При этом, как напомнил ВС РФ:

  • срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки исчисляется отдельно в отношении каждой суммы неустойки, подлежащей уплате за каждый день просрочки (п. 25 постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 2015 г. № 43);
  • а правило ст. 207 ГК РФ в данном случае не применяется, поскольку основное обязательство было исполнено с просрочкой, но в пределах срока исковой давности (отметим, что ранее такое же разъяснение давал и ВАС РФ).

Поэтому судам следовало взыскать неустойку за трехлетний период, предшествующий дате предъявления иска о ее взыскании.

Кроме этого, отметил ВС РФ, в рассматриваемом деле до предъявления иска о взыскании неустойки истец 27 апреля 2017 года в соответствии с условиями договора направил ответчику претензию, которая осталась без ответа.

Соблюдение сторонами предусмотренного законом претензионного порядка в срок исковой давности не засчитывается, фактически продлевая его на этот период времени.

В связи с этим суд первой инстанции должен был исследовать юридически значимые обстоятельства, касающиеся вопросов соблюдения истцом претензионного порядка с целью установления срока, подлежащего исключению из срока исковой давности. Однако этого сделано не было.

В итоге дело передано на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции, которому следует учесть изложенную позицию ВС РФ, исследовать все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, установить срок соблюдения претензионного порядка, подлежащий исключению из срока исковой давности.

ВС РФ разъяснил, как применять исковую давность по требованиям о взыскании неустойки за просрочку поставки товара

В ситуации, когда основное обязательство было исполнено с просрочкой, но в пределах срока исковой давности, к заявленному требованию о взыскании неустойки не может быть применено правило ст. 207 ГК РФ, устанавливающее, что с истечением срока исковой давности по основному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям. Требование о взыскании неустойки в этом случае подлежит удовлетворению в части, которая входит в трехлетний период, предшествующий дате предъявления соответствующего иска.

Реквизиты судебного акта

АО «Русатом Оверсиз»

ОАО Холдинговая компания «Электрозавод»

Суть дела

В октябре 2012 г. ОАО Холдинговая компания «Электрозавод» (далее — поставщик, ответчик) и АО «Русатом Оверсиз» (далее — покупатель, истец) заключили договор поставки, по условиям которого Холдинговая компания «Электрозавод» взяла на себя обязательства по поставке обществу «Русатом Оверсиз» оборудования для Нововоронежской АЭС-2 в соответствии с согласованной технической документацией и спецификацией, а покупатель обязался принять и оплатить оборудование.

Спецификацией установлены следующие сроки поставки оборудования:

31.05.2013 — два трансформатора, указанные в позициях 1, 3 спецификации;

30.04.2014 — два трансформатора, указанные в позициях 2, 4 спецификации.

Поставщик свои обязательства выполнил с нарушением установленных сроков. Фактически оборудование поставлено по 1-й и 3-й позициям спецификации 14.10.2014, а по 2-й и 4-й — 10.12.2015.

В связи с нарушением сроков поставки покупатель направил в адрес поставщика претензию от 27.04.2017 о ненадлежащем исполнении договора и начислении неустойки.

Поскольку претензия осталась без ответа, покупатель 29.06.2017 обратился в суд с иском к поставщику о взыскании договорной неустойки. Истцом представлен расчет, согласно которому сумма неустойки за нарушение сроков поставки оборудования с учетом ограничения, установленного в договоре, в соответствии с которым общий размер неустойки за все время просрочки не должен превышать 30% от цены оборудования, составила 44 млн руб.

Позиция судов

Суды трех инстанций признали иск не подлежащим удовлетворению. Они исходили из того, что покупатель обратился с иском за пределами исковой давности.

В обоснование своего вывода суды ссылались на положения ст. 207 ГК РФ. Учитывая установленные договором сроки поставки оборудования 31.05.2013 и 30.04.2014, принимая во внимание дату обращения покупателя с иском в суд (29.06.2017), они пришли к выводу, что в связи с истечением срока исковой давности по основному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительному требованию о взыскании неустойки.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение, исходя из следующего.

Определение срока исковой давности по требованию о взыскании неустойки за ненадлежащее исполнение обязательства по поставке товара осуществляется по общим правилам, установленным ГК РФ. Согласно п. 1 и 2 ст. 200 ГК РФ, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. По обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

Согласно условиям договора в случае нарушения предусмотренного договором срока поставки оборудования поставщик за каждый день просрочки уплачивает покупателю неустойку в размере 0,25% от цены не поставленного в срок оборудования. Общий размер неустойки за все время просрочки не должен превышать 30% от цены оборудования. Таким образом, каждый день за период с момента нарушения обязательства до момента исполнения обязательства на стороне поставщика возникало обязательство по уплате неустойки.

Читать еще:  Может ли беременная женщина попасть под сокращение

Пунктом 25 постановления Пленума Верховного суда РФ от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (далее — Постановление № 43) предусмотрено, что срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки (ст. 330 ГК РФ) или процентов, подлежащих уплате по правилам ст. 395 ГК РФ, исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу, определяемому применительно к каждому дню просрочки. Поскольку основное обязательство было исполнено с просрочкой, но в пределах срока исковой давности, к заявленному требованию о взыскании неустойки не может быть применено правило ст. 207 ГК РФ, устанавливающее, что с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям. А потому требование о взыскании неустойки подлежало удовлетворению в части, которая входит в трехлетний период, предшествующий дате предъявления иска о взыскании неустойки.

Кроме того, ВС РФ отметил, что в соответствии с ч. 5 ст. 4 АПК РФ гражданско-правовые споры о взыскании денежных средств по требованиям, возникшим из договоров, других сделок, вследствие неосновательного обогащения, могут быть переданы на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении 30 календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом или договором. Иные споры, возникающие из гражданских правоотношений, передаются на разрешение арбитражного суда после соблюдения досудебного порядка урегулирования спора только в том случае, если такой порядок установлен федеральным законом или договором. Как подчеркнул ВС РФ, нижестоящим судам при разрешении спора следовало учесть, что в силу указанных положений до предъявления к ответчику иска о взыскании неустойки истец 27.04.2017 в соответствии с условиями договора направил ему претензию, которая осталась без ответа.

По смыслу п. 3 ст. 202 ГК РФ соблюдение сторонами предусмотренного законом претензионного порядка в срок исковой давности не засчитывается, фактически продлевая его на этот период времени. Как следует из разъяснений, изложенных в п. 16 Постановления № 43, согласно п. 3 ст. 202 ГК РФ течение срока исковой давности приостанавливается, если стороны прибегли к несудебной процедуре разрешения спора, обращение к которой предусмотрено законом, в том числе к обязательному претензионному порядку. В этих случаях течение исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения этой процедуры, а при отсутствии такого срока — на шесть месяцев со дня начала соответствующей процедуры.

Как резюмировал ВС РФ, суду первой инстанции в силу п. 3 ст. 202 ГК РФ и ч. 5 ст. 4 АПК РФ надлежало исследовать юридически значимые обстоятельства, касающиеся вопросов соблюдения истцом претензионного порядка с целью установления срока, подлежащего исключению из срока исковой давности.

Срок исковой давности при взыскании неустойки

Достаточно часто при взыскании задолженности за жилищно-коммунальные услуги в силу разных причин неустойка (пени) взыскиваются отдельно. В данной статье разберем основные моменты, которые необходимо знать о сроках исковой давности, при взыскании неустойки.

Согласно ч.1 ст.155 ЖК РФ, плата за жилое помещение и коммунальные услуги вносится ежемесячно до десятого числа месяца, следующего за истекшим месяцем, если иной срок не установлен договором управления многоквартирным домом. Аналогичная норма закреплена в п.66 «Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов», утв. Постановлением Правительства РФ от 06.05.2011 № 354 (далее — Правила 354).

В соответствии со ст. 330 ГК РФ: неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства (в частности, при просрочке исполнения). Как следует из Постановления Президиума ВАС РФ от 20.02.1996 № 8244/95, пени являются текущей санкцией, начисляемой периодически с момента, когда платеж должен был быть совершен, и до момента, когда он был фактически произведен.

Порядок начисления пени определен в ч.14 статьи 155 ЖК РФ — начиная с тридцать первого дня, следующего за днем наступления установленного срока оплаты, по день фактической оплаты.

В соответствии со статьей 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Согласно ч.1 ст.196 ГК РФ, общий срок исковой давности составляет три года.

Как указано в абзаце втором п. 41 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2017 г. № 22,«О некоторых вопросах рассмотрения судами споров по оплате коммунальных услуг и жилого помещения, занимаемого гражданами в многоквартирном доме по договору социального найма или принадлежащего им на праве собственности» ( далее — Постановление Пленума ВС №22), к спорам, связанным с оплатой гражданами жилого помещения и коммунальных услуг, применяется общий трехлетний срок исковой давности, исчисляемый со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (статьи 196, 200 ГК РФ).

Срок исковой давности по требованиям о взыскании задолженности по оплате жилого помещения и коммунальных услуг исчисляется отдельно по каждому ежемесячному платежу (часть 1 статьи 155 ЖК РФ и пункт 2 статьи 200 ГК РФ).

Согласно статье 207 ГК РФ, с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство и т.п.), в том числе возникшим после истечения срока исковой давности по главному требованию.

В соответствии с ч.1 ст.204 ГК РФ, срок исковой давности не течет со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права. При этом как следует из п.18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (далее Постановление Пленума ВС №43), по смыслу статьи 204 ГК РФ начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности продолжается лишь в случаях оставления заявления без рассмотрения либо прекращения производства по делу по основаниям, предусмотренным абзацем вторым статьи 220 ГПК РФ, пунктом 1 части 1 статьи 150 АПК РФ, с момента вступления в силу соответствующего определения суда либо отмены судебного приказа.

Согласно п.26.Постановления Пленума ВС №43, предъявление в суд главного требования не влияет на течение срока исковой давности по дополнительным требованиям (статья 207 ГК РФ). Например, в случае предъявления иска о взыскании лишь суммы основного долга срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки продолжает течь.

Применим ли истекший срок исковой давности по главному требованию к требованию о взыскании неустойки?

Казалось бы ответ на этот вопрос очевиден. Он дан в абзаце втором п. 26 Постановления Пленума ВС РФ от 29.09.2015 N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (далее – Постановление Пленума ВС РФ №43), где указано, что согласно пункту 1 статьи 207 ГК РФ с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство, требование о возмещении неполученных доходов при истечении срока исковой давности по требованию о возвращении неосновательного обогащения и т.п.), в том числе, возникшим после начала течения срока исковой давности по главному требованию.

Однако, несмотря на разъяснения Верховного Суд Российской Федерации, в своей практике мне пришлось столкнуться со следующим.

Суды упорно не хотят признавать никакие иные основания для применения срока исковой давности к требованию о взыскании пени, кроме известной позиции об исчислении срока исковой давности по пени, применительно к каждому дню просрочки (пени нельзя взыскивать за период более чем за 3 года до обращения в суд).

В деле №А40-96618/15 истец обратился с требованиями о взыскании пени за период более 7 лет.

Ответчиком было заявлено об истечении срока исковой давности сразу по двум основаниям:
1) Срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу, определяемому применительно к каждому дню просрочки (см. п. 25 Постановления Пленума ВС РФ №43);
2) п. 1 ст. 207 ГК РФ с истечением срока исковой давности по главному требованию (требование о своевременном исполнении работ) считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (неустойка) (см. п. 26 Постановления Пленума ВС РФ N 43).
Истец фактически признал первое основание и изменил исковые требования. Однако, по второму основанию своих возражений не представил, не указывал ни на приостановление, ни на возобновление срока исковой давности.
Суд первой инстанции также полностью обошел своим вниманием этот довод.
А суд апелляционной инстанции указал следующее: «Ссылка заявителя жалобы на пропуск срока исковой давности судом отклоняется. Из материалов дела видно, что работы ответчиком в полном объеме не выполнены, доказательств обратного последним не представлено, договорные отношения не прекращены.
Из расчета неустойки видно, что пеня начислена фактически за последние 3 года, что входит в пределы общего срока исковой давности.
Поскольку пеня имеет длящийся характер, апелляционная коллегия приходит к выводу о правильности расчета и отсутствии пропуска срока исковой давности.» И далее: «Состоятельность требования истца о взыскании неустойки связано с вопросом надлежащего исполнения работ. Поскольку ответчик не представил доказательства выполнения работ в полном объеме и в сроки, установленные договором, право на взыскание неустойки может быть заявлено истцом до периода полного выполнения ответчиком спорных работ.».
Суду кассационной инстанции вообще ограничился несколькими универсальным фразами для мотивировки в духе «ответчиком не представлено доказательств надлежащего выполнения условий договора». Только и всего.
Данная позиция судов мне представляется глубоко ошибочной.
Получается, что выводы судов фактически «отменяют» положения пункта 1 статьи 207 ГК РФ об истечении срока исковой давности по дополнительным требованиям (неустойка) в связи с истечением срока исковой давности по главному требованию.
В случае, если работы никогда не будут выполнены, в т.ч. когда существует невозможность исполнения (которая не может быть доказана на практике и не применяется ст. 416 ГК РФ), истец не расторгает договор (а ответчик не имеет оснований для расторжения), истец получает возможность взыскивать пени бесконечно долго (вечно), принимая во внимание только то, что обращаться за взысканием пени в суд нужно регулярно, каждые три года.
Ранее в судебной практике был и иной подход, правильный, на мой взгляд (см. дело №А40-24378/14).
Хотелось бы узнать мнение глубокоуважаемых коллег…

Читать еще:  Багаж 1 pc

Применение исковой давности к штрафным санкциям

Один из проблемных для субъектов хозяйствования при защите нарушенных прав вопрос — применение исковой давности к дополнительным требованиям, предъявляемым отдельно от основного требования.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявляет сторона в споре, становится основанием для решения суда об отказе в иске. В качестве основного рассматривается, как правило, требование о взыскании основного долга за отгруженный товар, выполненную работу, оказанные услуги, взыскании неосновательного обогащения и т.п. Дополнительные требования — это взыскание штрафных санкций, предъявление требований по акцессорным обязательствам (поручительство, гарантия, залог и т.д.).

ГК содержит лишь одну статью, регламентирующую применение исковой давности к дополнительным требованиям, а именно ст. 208 ГК. Согласно ей с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (неустойка, залог, поручительство и т.д.).

В указанной статье законодатель поименовал, в частности, такое дополнительное к основному долгу требование, как неустойка. Между тем перечень дополнительных требований не исчерпывающий.

Распространяется ли действие ст. 208 ГК на требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами? Как пени, так и эти проценты представляют собой сумму, обязанность по уплате которой возникает у должника по прошествии определенного периода при условии неисполнения основного обязательства.

С учетом сложившейся практики правоприменения и общей гражданско-правовой природы неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами, относящихся к мерам гражданско-правовой ответственности за нарушение договорного обязательства, на поставленный нами вопрос можно ответить утвердительно. Статья 208 ГК распространяет свое действие на требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

Подлежит ли взысканию неустойка (в виде периодически исчисляемых пеней) и проценты за пользование чужими денежными средствами по истечении трех лет после начала срока исковой давности по основному требованию?

Требования о взыскании пеней и названных процентов нельзя удовлетворить, если ответчик не погасил добровольно сумму основного долга или ее не взыскали в принудительном порядке. Поэтому оплата (взыскание) долга в пределах срока исковой давности, исчисляемого для основного требования, исключает применение ст. 208 ГК как основания для отказа во взыскании штрафных санкций за просрочку платежа. Лишь истечение срока исковой давности по основному требованию в силу диспозиции ст. 208 ГК влечет истечение такого срока и по дополнительным требованиям.

Так, если должник погасил задолженность в рамках срока исковой давности или долг взыскали в срок в судебном порядке, исковая давность по основному требованию не считается пропущенной. Это исключает применение ст. 208 ГК к отдельно заявляемым кредитором требованиям о взыскании пеней и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Однако в таком случае возникает закономерный вопрос, в течение какого времени можно рассчитывать на принудительную защиту требований о взыскании штрафных санкций за просрочку уплаты основного долга?

Пени и проценты за пользование чужими денежными средствами взимаются с момента начала просрочки уплаты основного долга по день уплаты за каждый день просрочки.

Таким образом, по искам о взыскании пеней и процентов за пользование чужими денежными средствами начало течения срока исковой давности определяется по каждому дню просрочки платежа, т.е. ежедневно.

Сложившаяся судебная практика по данному вопросу сводится к следующему: по исполненному с просрочкой денежному обязательству неустойка и проценты за пользование чужими денежными средствами могут взыскиваться за три года, предшествующие предъявлению иска об их взыскании. Приведем пример из судебной практики.

Фабула дела 1

Истец (субпроектировщик) и ответчик (генпроектировщик) заключили договор субподряда (далее — договор) о разработке строительного проекта. Согласно договору расчеты между генпроектировщиком и субпроектировщиком должны были производиться ежемесячно. Основание расчетов — подписанные сторонами справки о готовности выполненных работ в соответствии с графиком платежей после поступления средств от заказчика.

При задержке приемки и оплаты субпроектировщик имел право взыскать с генпроектировщика пени в размере 0,15% от просроченной суммы за каждый календарный день просрочки, но не более 10% от ее общей суммы.

Вступившее в законную силу решение экономического суда от 13.06.2016 взыскало с генпроектировщика в пользу субпроектировщика 19 707 руб. основного долга за выполненные работы. Ответчик исполнил решение 04.08.2016.

Позиция истца

Ссылаясь на наличие просрочки оплаты ответчиком выполненных по договору работ, истец обратился в суд с иском о взыскании с ответчика предусмотренных договором пеней в размере 1971 руб. и 12 635 руб. процентов, исчисленных исходя из размера ставки рефинансирования на дату оплаты (20% годовых за период просрочки с 23.05.2013 по 04.08.2016).

Истец также сделал ссылку на п. 3, 6 Инструкции о порядке расчетов между заказчиком и подрядчиком за выполнение проектных и изыскательских работ для строительства объектов, утвержденной постановлением Минстройархитектуры от 28.02.2003 N 3, указав в качестве надлежащего срока оплаты 5 дней со дня получения ответчиком справки.

Позиция ответчика

В ходе судебного разбирательства ответчик не отрицал факта просрочки в исполнении своих обязательств. Однако указал на пропуск истцом срока исковой давности по требованиям об уплате штрафных санкций и заявил соответствующее ходатайство.

Позиция суда

Факт просрочки оплаты стоимости выполненных истцом работ подтверждался материалами дела и не оспаривался ответчиком. Поэтому суд первой инстанции на основании ст. 311, 366 ГК вынес решение о частичном удовлетворении иска и взыскании с ответчика в пользу истца договорных пеней и процентов за пользование чужими денежными средствами.

С учетом ходатайства ответчика о применении исковой давности суд первой инстанции, исходя из положений ст. 197, 200, 201 ГК, отказал в иске о взыскании пеней и процентов, начисленных за период до 30.09.2013 (за пределами срока исковой давности).

Постановление апелляционной инстанции экономического суда от 31.01.2017 оставило решение суда первой инстанции без изменения.

Позиция суда кассационной инстанции

Читать еще:  Как в 6 ндфл отразить отпускные

В кассационной жалобе ответчик просил:

— принятые по делу судебные постановления отменить в связи с ненадлежащей оценкой фактических обстоятельств и нарушением норм материального права;

— отказать истцу в удовлетворении заявленных требований.

В обоснование отмены указал на неправильное применение судебными инстанциями норм гражданского законодательства, регулирующих исковую давность и неправильное определение начала срока исковой давности.

Суд кассационной инстанции при пересмотре данных судебных постановлений отметил, что суды правильно не приняли во внимание доводы ответчика об истечении срока исковой давности по всем заявленным исковым требованиям. Данные доводы не основывались на нормах действующего законодательства.

Неуплата основного долга — длящееся нарушение исполнения денежного обязательства. За каждый день такого нарушения кредитор (истец) вправе взыскать пени и проценты за пользование чужими денежными средствами. По каждому дню нарушения исчисляется свой трехгодичный срок исковой давности.

Соответственно, исковая давность по требованиям о взыскании неустойки (пеней) по ст. 311 ГК и процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 366 ГК в порядке ст. 197, 201 ГК должна определяться за каждый день нарушения обязательства по уплате основного долга.

Суд кассационной инстанции оставил судебные постановления нижестоящих инстанций без изменения. Исковая давность по дополнительным требованиям об уплате процентов, пеней исчисляется за три года, которые предшествуют обстоятельству, влекущему перерыв давности. Это обстоятельство — предъявление иска или признание долга по указанным процентам, неустойке.

Уплата неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами представляет собой текущую меру ответственности, предполагающую, что право требования по ним возникает у кредитора ежедневно до момента фактического погашения долга.

Соответственно, срок исковой давности для пеней и процентов, начисленных за каждый день, начинает течь самостоятельно и истекает для каждого дня в соответствующий день по истечении установленного законом срока давности.

Вторая ситуация, которую хотелось бы разобрать, связана с проблемой применения срока исковой давности, когда кредитор не взыскивал основного долга в период исковой давности.

Фабула дела 2

Истец и ответчик заключили договор купли-продажи объекта недвижимого имущества. Деньги за объект следовало перечислить в срок до 31.12.2013. Ответчик этого не сделал. Платежными поручениями он перечислил задолженность по договору после истечения срока исковой давности для принудительного взыскания.

В связи с просрочкой предусмотренных договором платежей истец заявил требование о взыскании с ответчика пеней в размере 11 425 руб.

Позиция суда

Экономический суд отказал в удовлетворении заявленного требования в связи с истечением установленного гражданским законодательством срока исковой давности для защиты нарушенного права.

По общему правилу для начала течения срока исковой давности недостаточно нарушения субъективного права. Необходимо, чтобы правомочное лицо знало или должно было узнать о нарушении. По договорным правоотношениям ст. 201 ГК установила исключения из общего правила.

Предусмотренное договором купли-продажи объекта недвижимости обязательство по оплате определялось конкретным сроком исполнения. Поэтому суд определил начало течения срока исковой давности с момента окончания срока исполнения данного обязательства.

В соответствии со ст. 208 ГК с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (неустойка, залог, поручительство и т.д.).

В силу ст. 204 ГК действия обязанного лица, свидетельствующие о признании долга, прерывают течение срока исковой давности. Вместе с тем признание должником основного долга не свидетельствует о признании требований кредитора, которые могут быть с ним связаны (уплата неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами, возмещение убытков и т.д.).

В связи с указанным такое признание не может расцениваться как основание для прерывания срока исковой давности по взаимосвязанным требованиям (п. 14 постановления Пленума ВХС от 02.12.2005 N 29 «О некоторых вопросах, связанных с применением сроков исковой давности»).

С учетом изложенного суд расценил произведенную ответчиком в добровольном порядке уплату долга в апреле 2017 года (по истечении установленного законодательством срока исковой давности) как факт, не свидетельствующий о признании требования по уплате неустойки, а также как обстоятельство, не влекущее прерывания исковой давности.

Истец обжаловал это решение в суд апелляционной и кассационной инстанций, но они оставили его без изменений.

Таким образом, срок исковой давности прерывает лишь признание долга, совершенное в пределах срока исковой давности. Уплата основного долга после истечения срока исковой давности не может прервать его течение, поскольку срок уже истек до этого момента.

Перерыв течения срока исковой давности в связи с совершением действий, свидетельствующих о признании долга, может иметь место лишь в пределах срока давности. В рассмотренной ситуации на основании ст. 208 ГК суд констатировал истечение срока исковой давности по требованию о взыскании неустойки в связи с истечением срока исковой давности по требованию о взыскании суммы основного долга.

В законодательстве без прямого ответа остается еще один вопрос: наступает ли срок давности по дополнительным требованиям, если наступила давность по основному долгу, но ответчик не заявил это возражение по иску о взыскании основного долга? При этом ответчик заявляет возражение по поводу пропуска давности по иску о взыскании с него дополнительного требования (процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки).

Представляется, что давность по дополнительному требованию должна считаться наступившей. Только то обстоятельство, что суд удовлетворил иск о взыскании основного долга, не достаточное основание для вывода, что срок исковой давности по этому требованию истец не пропустил. Он вправе получить судебную защиту и после истечения срока исковой давности. И в случае отсутствия заявления должника о применении исковой давности суд должен рассмотреть дело по существу без учета норм об исковой давности.

Выводы

1. Уплата неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами — текущая мера ответственности, длящаяся санкция, предполагающая, что право требования по ним возникает у кредитора ежедневно до момента фактической уплаты долга. Соответственно, по каждому дню просрочки можно условно выделять свой срок исковой давности.

2. Исковая давность по дополнительным требованиям об уплате процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки исчисляется за три года, которые предшествуют обстоятельству, влекущему перерыв давности. Это обстоятельство — предъявление иска о взыскании основного долга или признание долга по процентам, неустойке.

3. Обязательство по уплате пеней и процентов за пользование чужими денежными средствами считается возникшим с истечением периода, за который они начислены, и не истек трехлетний период, предшествующий дате предъявления иска об их взыскании.

4. Перерыв срока исковой давности в связи с совершением действий, свидетельствующих о признании долга, может иметь место лишь в пределах срока давности, а не после его истечения. Доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о прерывании, приостановлении течения срока исковой давности, должно лицо, предъявившее иск.

5. Признание основного долга, в том числе в форме его уплаты, само по себе не может служить доказательством признания дополнительных требований кредитора (в частности, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами). Соответственно, не может расцениваться как основание прерывания срока исковой давности по дополнительным требованиям.

6. С учетом общей гражданско-правовой природы неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами, относящихся к мерам гражданско-правовой ответственности за нарушение договорного обязательства, ст. 208 ГК распространяет свое действие в том числе на требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

7. С истечением срока исковой давности по основному долгу истекает срок исковой давности по всем дополнительным требованиям за весь период просрочки. В том числе за три последних года, предшествующие предъявлению в суд иска о взыскании основного долга и штрафных санкций.

Источники:

http://www.garant.ru/news/1263205/
http://www.eg-online.ru/article/395515/
http://zen.yandex.ru/media/id/5a69d3df4bf161c07b4caf03/5d849e4bfc69ab00ae08633e
http://zakon.ru/discussions/onediscussion/45363
http://ilex.by/primenenie-iskovoj-davnosti-k-shtrafnym-sanktsiyam/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector